Михаил Михин (onepamop) wrote,
Михаил Михин
onepamop

Про жизнь, кровь и работу


Для некоторых граждан жизнь устроена таким образом, что догадаться самостоятельно о разных её аспектах нет возможности. Пока вплотную с ними вынужденно не столкнёшься. В конце прошлого года попал в непростую жизненную ситуацию. Тяжело заболела мама. Перенесла сложную операцию, а после неё ещё и много крови потеряла. А её нет. Точнее, кровь нашлась, но из НЗ, который надо немедленно пополнять. Иначе чья-то ещё жизнь окажется под угрозой. Мне лично в на жизненном пути постоянно везло, особенно с родственниками и друзьями. Все, как один, откликнулись на призыв о помощи. А когда понадобилась помощь сверх имевшихся возможностей — в дело вмешался Тупичок. Совокупными усилиями врачей и друзей маму спасли. Не имей, как говорится, сто рублей.

Желаю публично и от всего сердца поблагодарить всех причастных к этой житейской истории. От себя лично и от имени моей мамы. Одна спасённая жизнь на вашем счету точно уже есть. Помимо благодарностей надо бы внести ещё и посильную ясность в вопрос практического донорства и рассказать о том, что происходит после принятия решения «стану донором». И как быть, если кто-то окажется в сходной ситуации. Заодно разоблачим широко известную по ряду публикаций в разнообразных СМИ «врачебную мафию», рассмотрим всякие вопросы.

На них обстоятельно и любезно ответила Татьяна Владимировна Гапонова, заместитель генерального директора федерального государственного бюджетного учреждения Гематологический научный центр Министерства здравоохранения Российской Федерации. Сайт ГНЦ







31 декабря 2013 года в донорском зале.

Донор — кто это?

Это любой человек, благополучно достигший возраста 18 лет. Не болевший и не болеющий в данный момент вирусными гепатитами двух типов, ВИЧ, венерическими заболеваниями (сифилисом, в частности). Портрет идеального донора: мужчина старше 18 лет, здоровый (в том числе и душевно), сильный, женатый, с семьёй, детьми, трудоустроенный, принадлежащий к некоторому условному «среднему» классу. Коротко говоря — нормальный среднестатистический гражданин. Имеет значение и финансовое благополучие донора. Очень богатые или очень бедные граждане далеко не лучшие доноры. В смысле безопасности для реципиента, конечно. Бедные — понятно почему, жизненные тяготы и болезни могут серьёзно ослабить организм, тут не донорства, самому быть бы живу. А вот богатые могут позволить себе всякое излишнее, что не самым благотворным образом сказывается на состоянии крови и итогах её предварительного тестирования.


Примерно с такими сотрудницами центра сталкиваются доноры в процессе кроводачи.


Артур Викторович Булгаков. Обычно выступает в роли заведующего отделением заготовки крови и ее компонентов или врача-трансфузиолога.
Но нередко и в качестве донора тоже.



Что такое предварительное тестирование?

Четыре перечисленных выше заболевания — это необходимый минимум для предварительного тестирования крови, когда решается вопрос быть ли человеку вообще донором. Фактически же доктора Центра проводят ещё и дополнительные, более полные и жесткие исследования всей донорской крови. Специфика Центра — заболевания, в результате которых иммунная система пациентов существенно ослабляется, потому так важно проверить кровь на предмет всех возможных угроз для иммунитета пациента-реципиента.


Идёт процесс забора тромбоцитов. Заведующий отделением стал последним донором ушедшего 2013 года. Дело оказалось не в символизме, а просто так принято.



Кто работает с донорами?

Сами доктора и сотрудники Центра — доноры. Доктора — 100%, сотрудники в большинстве своём. Почётные доноры в коллективе не редкость. Надо понимать, что в силу специфики работы именно в Центре, доктора сдают свою кровь не просто в некую условную общую бочку, а для вполне конкретных пациентов клиники. На ежеутренней конференции всё детально проясняется: кому, сколько и какой крови необходимо. И какая имеется в наличии. Зачем сами доктора сдают кровь? Потому что видят своих пациентов, знакомы с ними лично. Потому что хотят помочь незнакомым людям. Потому что считают такой поступок правильным. Потому что считают возмездную сдачу крови неприемлемой лично для себя. Много людей — много мотиваций.


Иногда такой мячик-сердце необходимо сжимать в кулаке. Для лучшего оттока крови в аппарат.


Медбрат Антон Костров.




Как организована процедура кроводачи?

Для доноров-«перворазников»: перед тем, как прибыть на станцию, необходимо ознакомиться с некоторыми ограничениями, распространяющимися на доноров. Лучше всего это сделать на сайте Центра. Вкратце: накануне кроводачи придётся отказать себе в анальгетиках, аспирине, алкоголе, острой жарено и жирной пище. Надо как следует отдохнуть, хорошо выспаться, с утра покушать сладкой каши на воде, выпить сладкого же чаю. Затем в бодром настроении надо прибыть на станцию со своим паспортом. Годным паспортом признаётся паспорт гражданина РФ или гражданина другого государства, при наличии годовой регистрации в РФ. Паспорт и адрес донора — естественная необходимость и единственная возможность проинформировать человека в случае, если с ним и его кровью что-то не так. Возможно, со временем этот «паспортный барьер» пропадёт. В Европе, например, донором может стать любой турист, с паспортом любой страны.

Человек с паспортом сдаёт верхнюю одежду в раздевалку, надевает бахилы и обращается в регистратуру. Там заполняет несложные анкеты, получает медицинскую карту первичного донора и заносится в базу данных ГНЦ. Дальше информация из этой базы передаётся в основную федеральную базу доноров, единую для РФ. Такая база нужна для учёта, анализа и стратегической оценки состояния донорства в стране.

Учтённый донор с картой отправляется в лабораторию, где сдаёт на анализ капиллярную кровь. Если объяснять на пальцах — это как раз кровь из пальца. Автоматическая игла без особенно неприятных ощущений забирает небольшое количество крови. Из экспресс-анализа становятся понятны: группа крови, резус-фактор, наличие специфических белков. Выясняется, есть ли у донора возможность сдавать только цельную кровь или ещё и её отдельные компоненты: тромбоциты, эритроциты, плазму.


Марина Николаевна Рязанцева. Скромный компьютерный регистратор, аккуратно следящая за внесением необходимых данных в базы.




Дальше производится клинический анализ крови: число лейкоцитов, тромбоцитов, уровень гемоглобина и т.п. Попутно смотрят на нарушения работы печени, стремясь исключить любые намёки на гепатиты. У донора должна быть хорошая, здоровая кровь с уверенными нормальными показателями. Если есть какие-то перекосы — чаще всего у такого донора кровь не возьмут, но подскажут на что обратить внимание в смысле собственного здоровья и предложат зайти ещё раз, позже. Условное исключение — уровень гемоглобина у женщин. Иногда на него можно закрыть глаза, учитывая некоторый естественный для женщин дефицит железа в организме. Речь о пограничных значениях, но если уровень того же гемоглобина ниже нормы сколько-нибудь существенно — до кроводачи барышню не допустят. Правило «не навредить донору» всегда оказывается важнее желания спасти больного, нуждающегося в крови.

После получения результатов анализов донор может выпить в буфете сладкого чаю, а потом отправляется на приём к врачу-трансфузиологу. Главная задача врача на этом этапе — поговорить с человеком, померять давление, успокоить, если надо, убедиться в том, что нет никаких причин отводить его от донорства. После беседы можно сразу зайти в донорский зал и устроиться на удобном кресле.

Стандартная кроводача займёт примерно 10 минут. У донора заберут 470 миллилитров крови. Это стандарт. Больше или меньше бывает, но редко. Из указанного объёма 450 миллилитров будет разделено на компоненты, а 20 уйдут на всякого рода тестирования и окончательное установление группы крови. Результаты анализов донор может получить на руки в бумажном или электронном виде.

Если же сдаются тромбоциты, то процедура занимает уже около полутора часов. Как это работает? У донора аппарат забирает дозу крови. Внутри себя кровь центрифугирует, разделяет на компоненты, отбирает тромбоциты, а оставшиеся эритроциты и плазму возвращает донору. За процедуру донации такой цикл повторяет примерно 9 раз. Независимо от отпусков, катаклизмов и смен политического строя 15-20 человек «элитных» доноров ежедневно должны сдать аппаратные тромбоциты. Это непростая процедура, и не всегда доступная для первичных доноров. Обходится она примерно в 17.000 рублей вместе с тестированиями.

После кроводачи донор может попить чаю, отдохнуть и на этом его доброе дело сделано. Можно быть свободным. Каждый донор, по своему выбору, может получить уже приготовленный для него набор продуктов питания сухим пайком или, если, скажем, носить с собой продукты нет желания — в денежном эквиваленте. Это примерно 600 рублей. Полученные деньги имеет смысл потратить опять же на питание и восстановление сил.

На выходе донору-добровольцу выдаётся справка. В ней указывается, что человек безвозмездно сдал кровь (или компоненты) и имеет законное право на выходной день. В любой день по своему выбору. День донации — тоже выходной для донора. Бывает, что работодатели обращаются за подтверждением факта дачи крови — такой факт в Центре официально подтверждают. Случаев, когда работодатель отказывал бы донору в законных выходных днях припомнить не удалось.

Зато удалось припомнить, что работают на постоянной основе с несколькими крупными (и с совсем некрупными — тоже) компаниями, руководство которых внимательно и серьёзно относится к донорству. Например: Лукойл (2 выезда в год по 200 человек), DHL, рекламное агентство BBDO, небольшая компания «Интернет-Престиж», находящаяся по соседству с центром, Росатом, 13-я психиатрическая и 17-я наркологическая больницы (речь, конечно, о докторах и сотрудниках, а не пациентах этих учреждений), московская Патриархия, Марфо-Мариинская обитель. В последней, как выяснилось, не было ни одного положительного результата теста, кровь очень хорошая, вот что значит нерисковая группа доноров.





Раньше кровь можно было сдать за деньги, верно?

Верно. Но с 2013 года у нас в стране изменилась законодательная база донорства. Если кто-то ничего не слышал об этих новшествах, то суть их вкратце такова: лечебные учреждения перестали выплачивать гражданам деньги за донорскую кровь. Что в таком новшестве плохого? Поток доноров заметно уменьшился. А что хорошего? Перво-наперво сей поворот событий естественным образом отсеял доноров из группы риска, сдававших кровь в обмен на деньги, а деньги немедленно конвертировавших, например, в алкоголь. Когда донорство было платным, увы, но оно привлекало немало самых обычных алкоголиков, ходивших сдавать кровь как на работу. 3980 рублей платили за обычную кроводачу, а за тромбоциты получалось около 6000 рублей. В пересчёте на водку выходило солидно, но очень рискованно для врачей. И, понятно, процент «брака» был постоянно велик.

Теперь же стала возможной практически естественная «селекция» доноров. Она позволяет снизить риск внесения невыявленной инфекции реципиенту на два порядка, т.е. в сто раз. Никакие другие меры не смогут превзойти по эффекту селекцию. Общемировая проблема: донорская кровь хоть и редко, но может убить реципиента, несмотря на все проводимые тщательные тестирования. Вот причина, по которой врачи стремятся работать с наиболее безопасными, с точки зрения донорства, добровольцами. Такой селекционный путь позволяет существенно снизить риск, скажем, невыявленнного гепатита на ранней стадии (2-3 недели), когда практическое обнаружение вируса сильно затруднено или вовсе невозможно.

Для нашей страны работа с донорами в новых условиях — задача сложная. Необходимо собрать совершенно иной донорский контингент, что потребует немалого времени. В идеале должен быть создан уважаемый обществом образ донора. Это здоровый, нормальный, взрослый человек, готовый БЕЗВОЗМЕЗДНО прийти на помощь другому человеку. Причём помощь иногда бывает равносильна спасению жизни другого человека. Отдельный разговор про детей-реципиентов. Им тоже бывает необходима кровь, причём взрослый мужчина-донор может дать за один раз целых 5 детских доз.

С точки зрения врачей, донор достоин всяческого уважения, тут даже и обсуждать нечего. Бескорыстный дар частички себя, своей ткани (кровь=ткань) нуждающемуся больному в деньгах измерить сложно. Кстати, по уровню распространённости бескорыстного донорства мы здорово отстаём от Европы и Америки. В РФ донорами становятся 4 человека на 1000, в Европе — 40, в Америке — почти 80. Причём 80 американцев считаются только из числа лиц, достигших возраста 16 лет и ещё не перешагнувших порог в 64 года.

Другой важный момент: регулярность донорства. Один или два раза в год — это уже неплохая регулярность. Со своей стороны доктора с той же регулярностью контролируют состояние здоровья донора.

Донорство — отличный срез общественного настроения и здоровья общества в целом. Он неплохо демонстрирует уровень доверия народа, как ни странно, к государству. Именно оно гарантирует, что донор не будет заражён, что его кровь или её компоненты не будут проданы «налево», выброшены, разбазарены или утилизированы за ненадобностью. Конкретно в ГНЦ понимание всего перечисленного есть и делается немало для того, чтобы в Центре любого донора встречал коллектив не только профессиональный, но доброжелательный и внимательный. Здесь натурально культивируется бережное отношение к донору. Доктора помогут, объяснят, проведут необходимые процедуры, а потом отпустят с лёгким сердцем и желанием вернуться.


Подготовка компонентов крови к помещению в хранилище.  Владимир Владимирович Журавлёв, врач-трансфузиолог за работой.


Тромбоциты сданы, пора вернуться к канцелярской работе.











А много ли приходит доноров?

Хороший день — около сотни доноров. Обычный день — 50 человек. 20-30 человек — неплохой день. Бывают и дефицитные времена: постоянно не хватает крови первой отрицательной группы. Носителей этой группы всего 15 человек из ста, а из этих 15 далеко не каждый донор. Регулярно приходится пользоваться замороженными запасами, которых клинике хватит примерно на месяц, если запасы не пополнять. Больше всего приходит людей со второй группой, следующая по распространённости — третья. Меньше всего четвёртой группы. А самые ценные доноры — с первой отрицательной группой.


В случае чего — поможет ли мне знание своей группы крови?

В мирное время, когда речь идёт о медицинских учреждениях, а не каких-то экстренных военно-полевых случаях, доктора обязаны проверить группу крови и у донора и у реципиента. Вне зависимости от того, что написано в паспортах, вытатуировано на предплечье или нашито на карман. И даже вне зависимости от содержания наклейки на мешке с кровью. После проверки на группу следует ещё одна — на индивидуальную совместимость. Это очень быстрый тест, занимает примерно 10 минут. Даже при сильном кровотечении это приемлемое время.

Цельную кровь в РФ вообще не переливают. Её делят на компоненты, (если надо — то и на препараты), потом на дозы. Получают некий стандартный объём, «единицу». Одна такая терапевтическая доза тромбоцитов содержит в себе 8 единиц компонента от одного донора. Бывает, что терапевтическая доза собирается из компонентов крови разных доноров. В обоих случаях проводится обязательное комплексное тестирование и инактивация возможных вирусов. Самое главное в таком деле — безопасность.


Хранилище крови и её компонентов. Внутри помещения очень холодно.


Оказывается, множество читателей журнала отлично знали, что кровь в хранилище жёлтая, а не красная. А вот для меня это как-то стало открытием.


Правда ли, что донор может действительно спасти кому-то жизнь?

Правда. Информация из первых рук, от Ларисы Анатольевны Кузьминой, заведующей отделением химиотерапии гемобластозов и трансплантации костного мозга. Отделение постоянно нуждается в донорской крови. В палатах одновременно лежат 10-20 больных после операции по трансплантации костного мозга. Им необходимо сделать по 2-3 переливания крови (каждому) и 5-7 переливаний тромбоконцентратов. Это критически важный момент для ослабевшего организма и без донорской крови пациент может не только получить тяжелейшие осложнения, но и погибнуть. Сильные послеоперационные кровотечения — обычное дело, в таких случаях необходимо сразу и много материала для переливания. И никаких других вариантов, кроме донорской крови, нет. Выращивание эритроцитов, культивирование тромбоцитов, создание синтетических заменителей крови — это пока что фантастика. Суровая правда: жизни многих пациентов не спасти без донорской крови и её компонентов.

Обычно пациент не может узнать чью именно кровь ему перелили. Но иногда такое случается, особенно когда люди сами рекрутируют для себя доноров. С точки зрения врачей: самая большая помощь для пациента от его родственников и друзей — это та сама кровь и есть. Никакими апельсинами или деньгами заменить её нет возможности.

Но и пациенты без родственников — не редкость. Люди в отделении лежат по несколько месяцев и отношение к ним в хорошем смысле специфическое. Пациентов помнят, часто по именам, часто по прошествии нескольких лет. Если пациент одинок, и несколько долгих месяцев врачи — единственные с кем он может общаться. Когда родственников и друзей у пациента нет, на помощь ему приходят те самые добровольцы-доноры. И сами врачи. Чаще всего люди плохо представляют себе эту «кровавую» кухню. Обычно, до тех пор, пока их самих что-то подобное не коснётся напрямую.


Набор продуктов, выдаваемый каждому бескорыстному донору сухим пайком.



Что делать, если и меня описываемое коснётся?

В таких случаях вся надежда на врачей, друзей, родственников и, в самых экстренных случаях, на благотворительные фонды. Например, на фонд «Подари жизнь». Там отлично мобилизуют доноров, имеют толковую базу добровольцев, контакты обновляют регулярно и людей выручают постоянно. «Выручают» надо понимать как «достают с того света». Если уж стряслось что-то экстренное, надо обратиться к знакомым вам людям, объяснив толком что, когда и кому надо. Перед тем, как что-то объяснять другим, желательно самому ознакомиться с порядком действий. Ну и потом важно не забыть отплатить людям, пришедшим на помощь к вам или к вашим близким, той же монетой.


Как лично я могу помочь?

Это просто. Можно всего лишь сдать кровь. Нужда в донорах есть величина постоянная — крови постоянно не хватает.

Координаты донорской службы ГНЦ: +7 905 568 5760 (круглосуточно), электронный адрес: donorhrc@yandex.ru

И по телефону и по электронной почте вы получите подробную квалифицированную персональную консультацию по вопросам донорства



Импровизированный новогодний корпоратив в центре. 31 декабря, конец последнего рабочего дня.



P.S. В субботу, 19 апреля сего года часам к 10 утра выдвинусь в ГНЦ с целью безвозмездной сдачи крови. Желающие присоединиться ко мне именно в этот день могут написать письмецо на onepamop()gmail.com, я скоординирую усилия желающих. Или можете этот пост в закладки внести, подвешу актуальную информацию по сбору сюда. Распространение информации приветствуется.

Tags: Москва, наши люди, нужна помощь, производственный репортаж, события, фотография, хозяйке на заметку
Subscribe

Posts from This Journal “производственный репортаж” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments