Михаил Михин (onepamop) wrote,
Михаил Михин
onepamop

Про дарвалдайцев


Третьего дня загрузились в вездеходный автомобиль Delica и отправились через Московскую, Тверскую и Новгородскую области по маршруту Москва-Валдай-Демянск-Москва. Хотелось посетить лесной лагерь приключенческой спецпрограммы «Сам Себе Робинзон», наварить плову в казанчике и заглянуть в Демянск, где дислоцируется Демянский поисковый отряд. Занести командованию отряда коллективно собранные деньги и поинтересоваться чем ещё надлежит помочь.







Вот мчится тройка удалая
Вдоль по дороге столбовой,
И колокольчик, дар Валдая,
Гудит уныло под дугой.

Ф. Н. Глинка «Тройка» (1825)









Сам Себе Робинзон — это программа для людей старше 4 лет, которая даёт возможность играть в свою игру, ориентируясь на собственные критерии успешности, закрепляет опыт нахождения решений в нестандартных ситуациях и переносит их на повседневную жизнь, побуждает гордиться собственными результатами. Программа проходит в Национальном Валдайском Парке и носит характер приключения.

Сам Себе Робинзон — это Дикий лес с деревьями…, Озеро с водой (общее)…, еда с костра…, жизнь в палатках и без…, шесть Общих Правил на всех…, Безопасность — одна на всех…, голодные Комары и Клещи, а так же их очереди…, двое суток на Своем Острове…, Инструкторы (многочисленные) и Медицинский работник…, огромный Выбор (Свой у каждого)…, неисчерпаемое море Возможностей! И в результате… Свой опыт! Свои чувства! Свои открытия! СВОБОДНАЯ СЧАСТЛИВАЯ ЛИЧНОСТЬ, обоснованно уважающая себя за Свои результаты!



Автопутешествовали, немного дарвалдая, втроём. За рулём японского народного казановоза сидел Виталик. Виталик - он не такой, как все. Одевается как мент, говорит как мент, смотрит как мент и ведёт себя тоже как мент. Нет ничего удивительного в том, что и работает Виталик с некоторых пор Где Надо. Вестимо - ментом.



Считается, что помимо мента, в экипаже обязательно должен присутствовать Доктор. Конкретно в нашем случае Доктор от Мента отличается только тем, что работает Доктором. А так - всё в Докторе напоминает правозащитный термин «карательная психиатрия». Хоть в Гаагский суд беги. И ведь что удумал, стервец!



Чтобы ещё масштабнее душить демократические ростки в зародышах, Доктор окольными путями проник в педиатрию (шутить над термином не рекомендуется, здоровье можно подорвать насовсем) и с тех пор незамысловато развлекается: ловит, лечит, кормит и отпускает на волю всё новых и новых детей. В свободное время фиксирует в листках-рецептах всякое замеченное вокруг. Несколько таких листков удалось выменять у доверчивого Доктора на блестящий ланцет и ярко-оранжевую кружку Эсмарха.


Вот что он пишет:


Решение ехать было спонтанным и организованным, как оно и должно быть. Старшие источники сообщили, что с пятницы по воскресенье в районе озера близ Валдая организуется десантирование детишек на разграниченные лесные участки с дальнейшим индивидуальным их проживанием в течение 48 часов в условиях природы.

Мы, мент, шприц и журналюга, пропустить такое не могли ни в коем разе, поэтому, навострив жала, разрешили все дежурные и служебные дела, попрыгали в ментовозку японского происхождения, и настроились на поход. Пятница, штормовое предупреждение, жарища и парилка - всё было нам в радость. И мы помчали.

Промчав Солнечногорск, прибытия в город Клин. На Клине свет клином сошёлся, потому что наша компания захотела откровенно жрать. Нет ничего прекраснее рыгаловки макдональдс в таком состоянии - продукты, подаваемые там, перевариваются плохо, ложатся на дно желудка камнем, что и позволяет длительно ферментировать их, сохраняя постепенный неуклонный прирост внутренней энергии. Введя клинчан в настороженность своим российским камуфляжем, короткой стриженностью и общей развязностью в поведении, мы отправились наведать клинские лабазы. Ибо журналист предусмотрительно схватил с собой казан. Чтобы казан горел на костре не зря, в него надо было подкладывать ингридиенты.


Так как за рулём был гарант безопасности, за продуктами потопали организаторы тыла и народного счастья. А гарант, предавшись сну, давил на свои три четверти центнера. Быть в Клину и не купить клинского пива было кощунством, посчитал я, и сразу схватил пять бутылок. Призадумавшись, две бросил в выгребную яму с протухшими овощами - ибо вспомнил, что камрад Легион говорил про пиво - надо брать двухнедельной свежести.

Надо сказать, участок трассы между Клином и Тверью местами поражал. Так как ехали в суровейшую грозу, поразиться с первого раза участком трассы Москва-Питер не удалось - не до того было. Всё было нам прекрасно - в лобовое адские волны, слепящие огни встречных фур и мерный рёв турбины нашего звездолёта. Мчаться на машине по России лучше всего под русские народные песни, которые придумывает (наверное) и исполняет, к примеру, Николай Расторгуев. Мчишься и сливаешься в резонанс диафрагмой с гулом турбины, шорохом протекторов колёс, перемалывающих километры.

На участке трассы Тверь - Вышний Воло40k с одной стороны погода стала распогаживаться, с другой стороны, трёхполосные участки трассы с переменными «обгонами» в 600 метров стимулировали укрепление работы внутренних и наружных сфинктеров. Проходить на скорости между двумя фурами в жёстких сумерках - как в ином мире, где всё дёргается за верёвочки, не тобой. Меня дёргает только верёвочкой ремня безопасности. Внутре всё поёт - #*№*?&#^>*!!!

Гнали изо всех сил - на точку дислокации необходимо было приехать как можно раньше, как обычно. Поэтому грозу проехали насквозь и выскочили с другой стороны. Проезжая мимо родных мне домов в Вышнем Волочке, погоды уже стояли великолепные, перья остатков туч освещались рыжим пламенем в лучах заходящего солнца. А вокруг иностранные фуры. Красивые, здоровенные, цветастые. У кого лобовое обклеено голыми девушками, у кого - компактными дисками, ну а кто-то просто и без затей приладил раздвижные шторки. Хромированные трубы, громадного диаметра колёса, хищные морды. Есть что-то завораживающее в этих гигантских передвижных механизмах. Концентрированная безудержная мощь.

Ну а мы, просквозив по трассе через весь город, поехали дальше. Собственно, спать хотели уже все, участники поездки вошли в так называемый боевой транс - боевую полудрему, специальное состояние, в котором начинаешь видеть то, чего не можешь видеть трезвым (то есть бодрствуя), но в то же время еще не видишь снов (как во сне). Состояние, с одной стороны, крайне полезное - очень много насущных вопросов можно решить прямо в нем, с легкостью преодолевая различного рода социальные трудности и саморефлексии. С другой стороны, можно уехать в кювет или во встречную фуру!

Поэтому мы приехали. Встретили нас душевно - костром, здоровенным столом с лавками, теплыми словами и предложениями поработать не отходя от кассы. Так как я основательно подготовившись в путь-дорогу отправился прямо со службы, халат снять я успел, а стетоскоп с шеи еще нет. Ну а во время езды ловко, по-обезьяньи, переоделся в нормальный отечественный офицерский полевой летний камуфляж.





Нас накормили с дороги нажористым супокашем, напоили чаем и сразу запретили пить, курить, ругаться матом, купаться и убегать за пределы зоны - в общем, для осознания своего счастья, через самоограничение в любимых нами делах. Приступили к изучению окрестностей. Окрестности представляли из себя заброшенный лагерь. Заброшенный детьми. Нам пояснили, что дети были организованно вывезены на лодках на озеро, где и были выкинуты по индивидуальным точкам суши.


Высадка осуществляется на 48 часов. Высадка производится через неделю после начала лагерной смены. Первую неделю детей морально и физически готовят к высадке. Сам ребенок определяет условия своей высадки - он может взять с собой нужные лично ему вещи, нужный лично ему запас пищи. Для особо ретивых и спесивых придуманы особые варианты пребывания в индивидуалке - например, двое суток надо сохранять молчание. Или, двое суток быть с завязанными глазами.





Особо отмороженных выбрасывали за борт за 50 метров от берега с вещмешком, до суши плыли сами. На индивидуальной точке, имеющей определенные границы, располагалась группа детей от 1 до 5 штук, примерно равноценными возрастными группами. Отдельно стоит отметить три факта - дети разных полов (мужского и женского), дети разных возрастов (от 4 до 15 лет), дети разных социальных условий (2/3 - детдомовские). Налажена агентурная сеть. Настроена передача писем между «палатами» через инструкторов-вожатых, которые каждые 2 часа совершали оплыв точек с целью контроля и учёта.







Вообще, лагерь уникальный. Система называется «сам себе Робинзон». Взрослые и дети общаются строго на ты. Организована система круговой поруки и индивидуальной ответственности за свои слова, поступки и помыслы. Ответственность заключается в реализации детьми своих первичных надобностей: захотел жрать - найди припасы, разведи костер, приготовь жратву. Захотел срать - организуй точку сортира, пользуйся ей. Захотел спать - ставь палатку или натягивай тент, формируй берлогу. Захотел девку - женись.






Как ловко подметил Доктор, в текущей смене программы «Сам Себе Робинзон» - 19 участников. Участники - это дети разных возрастов, которых детьми называть не принято. Из девятнадцати участников одиннадцать - воспитанники детских домов. Весь концентрат смысла программы заключён, считаю, в возможности «открыть…., осознать…, рискнуть…, поверить…, убедиться…, восхититься» и, разумеется, попробовать понять что такое ответственность за себя лично и за свои поступки. Некоторым удаётся с честью нести ответственность ещё и за своих товарищей. В современном инфантильном обществе такое поведение может вызвать целый ряд спецэффектов и острую зависть окружающих.


Все девятнадцать человек были разбиты по своему желанию на группы разной численности и высажены на «точки», подразумевающие собой острова, но, на самом деле, таковыми не являющиеся. Помимо группового «робинзования» была возможность попробовать провести 48 часов на берегу в одиночестве. Двое парней такой возможностью решили воспользоваться. Один из них выбрал для себя экстремальную высадку. В 50 метрах от берега он покинул лодку, вплавь с припасами и вещами добрался до места своей будущей стоянки и принялся выживать в чём был. Если бы не сильный ветер и комарики, я бы тоже согласился на такую высадку.







Комарики в Валдайском национальном парке не сказать, чтобы уж очень злые, но хорошо организованные. Они не кусали особенно, но старались большой плотной массой толкнуть меня в бок и повалить около умывальника. Стало как-то не по себе. На всякий случай убежал. Заодно и на ланч успел.


После нажОристого бизнесланча из свежих бомжпакетов отправились принимать участие в мероприятии с названием «оплыв». Сначала было страшновато, конечно. Ведь внутриэкипажный Мент уже не раз оплывал прямо на наших глазах всем туловищем. От профессиональной жадности и бытового обжорства. К счастью, выяснилось: «это не про это». Оплыв - всего лишь байдарка с одним или несколькими инструкторами, каждые два часа курсирующая на манер плавбазы вдоль побережья с робинзонами и своевременно снабжающая оных свежей почтой, новостями, слухами, советами и присматривающая за состоянием и безопасностью участников программы. Каждые два часа. Ночью и днём. В дождь и в туман. В жару и в холод.



Примерили спасательные жилеты (Виталик выбрал себе экземпляр с роскошным жабо), и заняли места в байдарках. Доктор с Ментом ходили по Ельчинскому озеру в просто байдарке, а я - в элитной фотобайдарке типа «Щ». Вообще в байдарке плавать очень весело. Главное - посильнее брызгать в напарника водой, тогда ему тоже становится весело и вокруг байдарки начинает раздаваться. Очень смешно получается, рекомендую!





Двумя лодками «обошли» все точки стояния «робинзонов». Отдавали-принимали почту, Доктор осматривал детишек, прикладывал к ним стетоскоп и светил лампочками в разные детские полости. Где надо - мазал, промокал, очищал, фиксировал и накладывал. Дети каждый раз радовались и гордились собой. В процессе индивидуальных собеседований некоторые участники полуостровного проживания делились с нами секретами выживания. На этот раз удалось выяснить как правильно готовить «чупадакс», а в прошлый удалось приобщиться к «дрянику» с последующим пищевым оплывом.







Особую радость прибытие водоплавающих инструкторов и прибившихся гостей вызывало на точке под названием «Санта-Барбара», состоящей сплошь из некоторых девиц. Девицы, конечно, кричали, визжали, ловко сушили на костре капроновые колготки, поправляли маникюр и подводили глаза. Но, при всём при этом, чисто визуально порядка у них было больше всех. И шалаш самый добротный. Так что четвёртая палата заслужила наше совокупное уважение. Даром что сплошь девчачья!



Во второй раз оплывали берега ближе к полуночи. Не слишком темно, тихо и прохладно. Комары опять забузили и начали толкаться, будто бы не замечая чудо-репеллентов. Робинзоны дожигали вечерние костры, пили чай и укладывались спать. Всё было тихо до момента прибытия в очередную точку. Неожиданно, уже под покровом ночи выяснилось: трое бойцов вступили группой в предварительный сговор и приняли решение бежать.





Все трое упирали на то, что им, якобы, страшно. Напирали не очень умело, стало сразу понятно, что это какой-то полухитрый предлог. Видно, хотели очень в четвёртую палату, да не выгорело. Осознав сие, плакать никто не стал. Споро затушили костёр и улеглись ночевать в самодельный шалашик. Таких парней трудностями уже не напугать, они одни даже в лесу ночевать не боятся!



Роберт Туйкин, генеральный директор и лидер тренинговой команды vershitel.ru, рассказывает о проходящей на Валдае приключенческой программе «Сам Себе Робинзон».




Да, надо отметить - все квадратные картинки сделаны телефоном и обработаны тоже им. А все прямоугольные изготовлены фотоаппаратом и обработаны компьютером. Записки Доктора написаны Доктором и, есть мнение, будут дополнены да расширены в самой ближайшей перспективе. А как же Мент? А Мент за всеми присматривает, не сумлевайтесь!

Для интересующихся: все фотокарточки

Tags: ipeople, видео, наши люди, ссылочка, удивительные граждане, фотография, экспедиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments