Михаил Михин (onepamop) wrote,
Михаил Михин
onepamop

Про «небесную кавалерию». Часть вторая



Лётный день в Центре начинался с разведки погоды. На разведку вылетал Ми-24 с заместителем командира Центра в качестве пилота. Сам командир Центра тоже «летающий» - в качестве командира экипажа Ми-8 облетал все площадки, где вертолётчики могли приземляться на маршруте и убедился, что всё в порядке и посадка безопасна. Ми-8, кстати, очень хвалил и он и его коллеги. Не скоро, говорят, устареет.


























Это, как я понял, пейнбольный полигон

















































Завтракали-обедали-ужинали в лётной столовой. Вкусно, обильно, в обед выдавался даже шоколад, который съедали не все. Обратил внимание на просверленные ложки-вилки-ножи из нержавейки. Поинтересовался у наряда - зачем? Версии выдали такие: чтобы не тырили, чтобы привязывать цепочкой к столу (на уточняющий вопрос - «а как их мыть?», солдат замялся и убежал за добавкой) и чтобы развешивать для сушки. Остался в изумлении, сверлить сверлом нержавейку - труд титанический. Ещё изрядно удивил гарнир ко второму блюду: за всё время пребывания в Центре он не менялся ни разу: отварной рис и отварные макароны всегда. Лётчики говорят - гарнир меняется раз в несколько месяцев, позже будет засилье картошки. У солдат-срочников, питающихся в своей столовой, таких чудес почему-то нет.

Посетили тренажёр. Тренажёр - отдельно стоящее строение, внутри которого установлена кабина вертолёта Ми-8 (комплексный тренажёр вертолёта Ми-8МТВ-5, здесь плакат-схема этого вертолёта), сочленённая с компьютерным центром управления, сферическим экраном и системой из нескольких проекторов. Компьютерный центр в программе-конструкторе задаёт необходимые условия: местность, ветер, погоду, видимость, объекты и цели. Проекторы передают изображение на экран, экипаж выполняет задание. «Эффект присутствия» - очень сильный. Нас предупредили, что предельное время обычно составляет 1-2 часа, потом начинается головокружение: обстановка на экране меняется, а кабина-платформа - неподвижна. Сами лётчики поделились мнением: условия на тренажёре очень напоминают реальный вертолёт, но, конечно, не хватает тряски, запаха керосина и шума.













Летали наперебой, осмотрели весь Адлер и окрестности, приземлялись на палубу «Адмирала Кузнецова» и на площадку нефтяной платформы, в конце нанесли удар неуправляемыми ракетами по группе «Хаммеров» (грузинских?), аккуратно расставленных прямо на взлётной полосе аэродрома. Не так давно Центр получил ещё один современный тренажёр вертолёта Ми-28Н. Учебный комплекс пока что в ящиках, дожидается подготовленного помещения и ввода в эксплуатацию.







Удалось побывать и на полигоне, где лётчики и вертолётчики отрабатывают то самое боевое применение. Полигон - это вышка управления со всей необходимой электронной начинкой, наблюдательная вышка, где сидит солдат-корректировщик чуть ли не сартиллерийской буссолью, несколько хозпостроек, вертолётная площадка и, собственно поле, где расставлены учебные цели. В качестве таковых выступают списанные БТР, зенитно-ракетные комплексы ПВО «Оса», тягачи МТ-ЛБ и прочая подобная техника. Удары по целям наносятся при помощи бомб, пушечных снарядов (на Ми-8, пушки подвешивались в контейнерах), управляемых и неуправляемых ракет.




Если присмотреться - на снимке видны несколько учебных целей


Всё представленное на снимке хозяйство до сих пор работает




Залп НАРов




Очередь из автоматической пушки


Цель накрыта!


Сюда попала управляемая ракета
















Похоже, над колесом у люка мы видим итог попадания болванки в бронекорпус







Полигон в деле с семидесятых, так что местность мощно нашпигована разного рода учебными боеприпасами (внутри авиабомбы - песок), осколками боевых и разнокалиберными воронками. Буквально некуда ступить! Очень убедительно выглядят следы прямых попаданий ракет в бронетехнику. Там же, на полигоне, отрабатываются и ночные ракетно-пушечно-бомбовые удары. Для этого цели заблаговременно подсвечиваются огнями.






Подсветка цели включена! :)



Для ночных полётов на ночной же версии вертолёта Ми-24 у лётчиков есть очки ночного видения ОВН-1. Очки крепятся прямо на шлем ЗШ и позволяют лётчику довольно внятно опознавать местность и цели в темноте. Для того, чтобы шлем на голове пилота не перекашивало, очки уравновешиваются специальным грузиком-противовесом, крепящимся к шлему сзади. Время, которое лётчик может без пробелм пользоваться очками - ограничено. Нагрузку на глаза, говорят, они дают очень существенную.


Контейнер для хранения и транспортировки лётного шлема


Штатный тёплый подшлемник к ЗШ








Выяснил странное: коннекторы в вертолётах Ми и Ка НЕ унифицированы. Т.е. чтобы подключиться к системам связи вертолёта через шлем - надо иметь отдельный коннектор. Чудеса, да и только!






Бывшая зенитная пушка. Сейчас используется в учебных целях: для тренировки экипажей в транспортировке грузов на внешней подвеске. Говорят, куда её только не таскали!





В последний день нашего пребывания в Центре удалось осмотреть со всех сторон советскую разработку - Ка-50, называемый ещё «Чёрной Акулой» и поговорить с лётчиками, реально налетавшими изрядное количество часов на машинах этого типа.
























































Хотелось бы поблагодарить пресс-службу ВВС, командование 344 центра боевого применения и переучивания армейской авиации, лично полковника Сурикова и наших гидов по авиабазе за всемерную помощь, поддержку и разъяснения по интересовавшим нас вопросам.



Часть первая - по ссылке

Все фотографии из торжокского Центра

Ещё о Центре в блоге Дениса Мокрушина


Tags: армейский репортаж, видео, наши люди, ссылка, тяжкое наследие СССР, удивительные граждане, фотография, экскурсия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments