Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

ЧБ

Оглавление. Самые интересные репортажи в журнале. Армия, полиция, спецподразделения, производство

Полное собрание ссылок на самые интересные и яркие публикации этого журнала. Армия, полиция, спецназ, промышленность, военная история, поисковая работа и прочие темы, привлёкшие моё внимание. Как правило, текст снабжён фотографиями. И наоборот. Приятного просмотра.

Ссылок на репортажи: 182
Последние обновления: 14 марта 2016 года


Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

promo onepamop may 1, 2023 01:01 55
Buy for 200 tokens
Полное собрание ссылок на самые интересные и яркие публикации этого журнала. Армия, полиция, спецназ, промышленность, военная история, поисковая работа и прочие темы, привлёкшие моё внимание. Как правило, текст снабжён фотографиями. И наоборот. Приятного просмотра. Ссылок на репортажи: 182…
ЧБ

Про советских военных водителей в Афганистане. Вспоминает Юрий Слатов


Юрий Алексеевич Слатов, Заслуженный артист России, разумеется, многим отлично знаком именно как артист. Знают его как писателя, как офицера ВДВ, а ныне как заместителя художественного руководителя ансамбля ВДВ «Голубые береты».

В 1984 — 1986 годах лейтенант Слатов проходил службу в Афганистане в должности замполита автотранспортной роты ОБМО (Отдельного Батальона Материального Обеспечения) 5-й гвардейской мотострелковой дивизии. Юрий Алексеевич совершил не один десяток опасных рейсов по дорогам Афганистана, был награждён орденом Красной Звезды.

Желающих поменяться местами с военными водителями, перевозившими по заминированным и регулярно простреливаемым из засад афганским дорогам разные грузы, в том числе горючие и взрывоопасные, вряд ли было много. Вот как описал труд военных водителей пермяк, рядовой Дмитрий Алексеевич Некрасов, служивший водителем БТР 7-й сводной ММГ - мото-маневренной группы Пограничных войск: «Думаю, водители на войне должны быть освобождены от нарядов, для них должны создаваться особые условия элитные. Их надо учить технике грамотными инструкторами. А то всё держалось на нашем энтузиазме и выдумке и зависело от ума и рук каждого, у кого они кривые, у кого золотые. Это при старой технике и отсутствии запчастей было настоящим подвигом трудовым в боевых условиях. Если машина встала – виноват водитель, а если едет этот хлам, от которого зависят жизни и выполнение заданий - это простая норма. Нужно не забывать, что водитель и рискует больше остальных при подрыве, находясь внутри брони или будучи мишенью в кабине грузовика или бензовоза. И пусть будет стыдно офицерам, которые забыли вписать своих водителей в наградные листы».

Разговор с Юрием Алексеевичем зашёл о службе и быте военных автомобилистов, об опасностях, подстерегавших советские автоколонны в Афгане и, конечно, о творчестве, в том числе и о литературном.

И, конечно, за ВДВ!

Мы воевали в Афгане. 30 лет спустя.


ЧБ

Про советских военных журналистов в Афганистане


Николай Фёдорович Иванов начал военную службу в ВДВ. В ДРА с июня 1981 года по сентябрь 1982 года — ответственный секретарь дивизионной газеты 103-й гвардейской воздушно-десантной ордена Ленина, Краснознамённой, ордена Кутузова дивизии имени 60-летия СССР. В дальнейшем капитан Иванов неоднократно вылетал в Афганистан в качестве специального корреспондента журнала «Советский воин». Лично принимал участие в боевых операциях, в том числе в операции «Магистраль».

Награждён орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени, знаком ЦК ВЛКСМ «Воинская доблесть». В 1982 году за мужество и отвагу, проявленные в почти двух десятках боёв гвардии капитан Иванов был награждён медалью «За отвагу», став первым, со времён Великой Отечественной войны журналистом, удостоенным этой солдатской медали. А ровно через 10 лет Николай Фёдорович, человек удивительной судьбы, стал последним «Советским воином» в российской армии.

В июне 1996 года, уже в качестве сотрудника Налоговой полиции, Николай Иванов был направлен в командировку в Чечню, захвачен в плен боевиками и освобождён через 4 месяца в результате спецоперации. Позднее в качестве военного журналиста и писателя Николай Фёдорович побывал в Чечне, в Цхинвале, в Крыму, на Донбассе, в Сирии.

В настоящее время — писатель и публицист, председатель правления Союза писателей России.


Мы воевали в Афгане. 30 лет спустя.


ЧБ

Про советскую армейскую авиацию в Афганистане


Представить Афганскую войну без вертолётов Ми-24 — «крокодилов» или «полосатых», как их нередко именовали — просто невозможно. Наш собеседник, лётчик первого класса Валентин Альбертович Гончаров, побывал в Афганистане дважды: сначала в качестве командира экипажа Ми-24, а позже заместителем командира отдельной вертолётной эскадрильи по воспитательной работе.

Выполнил в боевых условиях 920 боевых вылетов с налётом 750 часов. Был дважды награждён орденом Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени, грамотой Президиума Верховного Совета СССР. За время службы в Афганистане Валентин Альбертович выполнил ряд специфических боевых задач во взаимодействии с группами спецназа.

Многие уже успели познакомиться с Валентином Гончаровым, посмотрев фрагмент интервью, посвящённый удивительному случаю — осаде повреждённого советского ударного вертолёта, совершившего вынужденную посадку и, вместе с группой спецназа, принявшего бой. С воспоминаниями Валентина Гончарова об этом эпизоде можно ознакомиться по ссылке: https://youtu.be/aPNzmP6XCfo

В этом видеоинтервью удалось затронуть множество тем, в частности, побеседовали о неоднократном выполнении интернационального долга, об отношении к трофеям и трофейному оружию, об особенностях ракетной стрельбы с вертолёта, об авианаводчике, вызвавшем огонь на себя, о риске нанесения бомбо-штурмового удара по своим войскам, об одежде, вооружении и снаряжении, применяемых вертолётчиками во время боевых вылетов, о средствах ПВО, наиболее опасных для боевого вертолёта, о встрече с иностранным самолётом-истребителем и о тех, кому на Афганской войне было тяжелее всех.


Мы воевали в Афгане. 30 лет спустя.


ЧБ

Про судьбы советских военнопленных и пропавших без вести в Афганистане


Одиннадцатая по счёту видеовстреча из цикла «Мы воевали в Афгане», строго говоря, не вписывается в изначально заданные тематические рамки. Дело в том, что главный герой этого видеоинтервью ни одного часа в Демократической Республике Афганистан не воевал. Александр Владимирович Лаврентьев, будучи офицером РВСН (Ракетных войск стратегического назначения) СССР, просто не мог туда попасть в ходе боевых действий. А вот после окончания войны он приезжал в Афганистан не один десяток раз. Довелось полковнику Лаврентьеву и хлебнуть афганского лиха в плену у талибов. Но не будем забегать вперёд, тем более, что эта тема для отдельной беседы. По секрету говоря — упомянутая беседа уже записана и монтируется, чтобы быть опубликованной в ближайшее время.

Александр Лаврентьев давно и всерьёз занимается установлением судеб советских солдат, отсутствующих в списках безвозвратных потерь, но и домой не возвратившихся. На войне как на войне. Советская Армия несла потери, её солдаты значились убитыми, ранеными, больными, а кроме того, попавшими в плен и пропавшими без вести. Советская Армия ушла из Афганистана больше 30 лет назад, Советского Союза давно нет, а современная Россия, сменив советские приоритеты на иные, в том числе и антисоветские, выбрала свободный от всяких идеологий курс.

А вот приоритеты матерей, жён, детей и близких родственников пропавших на войне советских военнослужащих остались прежними. Как и раньше, они надеются и ждут вестей от своих солдат. Ждёт ли Родина их возвращения? Кто, как и зачем ведёт поисковую работу в Афганистане, чем живёт сегодня эта страна и каково это — выжить в плену? Обо всём этом рассказывает Александр Лаврентьев, человек, на мой взгляд, посвятивший себя, без всякого преувеличения, вопросам национальной, или, если хотите, государственной важности.

Электронная версия книги Александра Лаврентьева «Не забывай нас, Родина».

Всем желающим принять посильное участие в деле поиска пропавших без вести в Афганистане советских военнослужащих и оказать материальную помощь рекомендуется сделать это по реквизитам, указанным в описании к видеоролику.

Мы воевали в Афгане. 30 лет спустя.


ЧБ

Про «крокодила» в осаде. Вспоминает Валентин Гончаров


Афганистан, 1987 год. В ходе выполнения разведывательного задания по поиску караванов, перевозивших оружие и боеприпасы для бандформирований, был обстрелян противником и повреждён вертолёт Ми-24П капитана Е.М. Лесникова. Выпустив шасси, экипаж совершил вынужденную посадку в «духовском» районе и был оперативно эвакуирован другим вертолётом. Теперь кто-то должен был отправиться к сбитому «крокодилу» с группой техпомощи для ремонта, восстановления и, по возможности, перегонки Ми-24П на аэродром.

Капитан Гончаров, замполит 205-й отдельной вертолётной эскадрильи ВВС 40-й Армии, базировавшейся в Лашкаргахе, успевший к тому времени налетать в Афганистане более 450 часов и получить опыт взлётов и посадок на неподготовленные площадки и барханы при высоких температурах воздуха, как наиболее опытный лётчик принял решение вылететь к сбитой машине. Командование ВВС 40-й Армии выделило самолёты прикрытия и группу спецназа на случай попытки противника захватить подбитый Ми-24П.

А к месту вынужденной посадки уже спешил многократно превосходящий по численности противник. Экипаж повреждённого и обездвиженного вертолёта вместе с группой спецназа оказался в осаде и принял бой.

Мы воевали в Афгане. 30 лет спустя.


ЧБ

Про советских горных стрелков в Афганистане. Часть первая



Девятое видеоинтервью из цикла «Мы воевали в Афгане» целиком посвящено довольно редко упоминаемым советским горнострелковым подразделениям. В годы Афганской войны советская горная пехота формировалась согласно директиве Генерального Штаба ВС СССР на базе мотострелковых бригад, полков и батальонов. В составе ОКСВА они именовались уже горно-стрелковыми ротами и батальонами. Хотя «горнокопытные и слегка бронированные» советские горные стрелки не особенно сильно отличались в плане подготовки, экипировки, вооружения и снаряжения от обычных мотострелков, на их долю выпало немало испытаний.

«К войне нас готовили в Каракумах. Каждое утро будущие горные стрелки загружались оружием, боеприпасами и в пешем порядке форсированным маршем отправлялись по горячим пескам на полигон. Командир нашей учебной роты старший лейтенант Кобызев только что вернулся из Афганистана. Коротко и ясно он объяснил к чему мы сейчас готовимся. — Вам предстоит воевать в горах. Это будет такой затрах, что в конце каждого дня вы будете хотеть только воды и сдохнуть. Так что, тренируйтесь, ребята. Пока есть время».

Именно о горных стрелках рассказывает наш гость, младший сержант Клеймёнычев, специально приехавший в Москву из Минска. Рассказ Дмитрия Святославовича получился подробным и на данный момент самым продолжительным в серии «афганских» видеоинтервью. Чтобы не упустить никаких деталей, было принято решение сократить отснятый материал в самой незначительной степени, но разделить беседу на две примерно равноинтересные части. Сегодня публикуется первая часть.

Мы воевали в Афгане. 30 лет спустя.

Аудиверсия интервью Дмитрия Клеймёнычева.


ЧБ

Про советскую военную разведку в Афганистане. Вспоминает Александр Карцев



Восьмое видеоинтервью из цикла «Мы воевали в Афгане» публикуется накануне очередной годовщины вывода советских войск из Афганистана. Военный разведчик alexkartsev, а ныне писатель Александр Карцев был направлен в Афганистан в августе 1986. Командовал сторожевой заставой, исполнял обязанности начальника разведки батальона (командира отдельного разведвзвода) и стал одним из многих участников тщательно разработанной операции по подготовке и обеспечению вывода наших войск.

«Это рассказ о буднях войсковых разведчиков, об уникальной операции по подготовке к выводу наших войск из Афганистана. О деревянных чопиках, которыми водитель водовозки заделывал пулевые пробоины в своей машине, возвращаясь из каждого рейса. Об охотничьем патроне, который был оставлен в патронташе главаря одной из банд. И о том, что главным трофеем Афганской войны были не завоёванные территории и материальные ценности, а знания. И от каждого из нас зависит, сможем ли мы использовать эти знания на благо нашей страны и нашего народа».

Мы воевали в Афгане. 30 лет спустя.

Аудиверсия рассказа Александра Карцева «Великий французский писатель» в исполнении Семёна Янишевского.


ЧБ

Про советских вертолётчиков в Афганистане


На ближайшее время в рамках проекта «Мы воевали в Афгане» запланирована съёмка видеоинтервью с подполковником Гончаровым. Побеседуем о боевой работе советских вертолётчиков в Афганистане, о взаимодействии вертолётчиков со спецназом, о советской боевой технике, в частности — о применении ударных вертолётов Ми-24.

Желающие могут сформулировать свои вопросы для Валентина Альбертовича и отправить их мне. Адрес: mihin(а)spezinform.ru. Предложение действительно до конца дня 1 февраля 2020 года.

Валентин Альбертович Гончаров. Родился 12 августа 1960 года в Новочеркасске Ростовской области. Окончил Сызранское ВВАУЛ в 1981 году, проходил службу в ПрикВО, ЗабВО, ГСВГ в должностях от лётчика-оператора до заместителя командира эскадрильи по воспитательной работе. Принимал участие в боевых действиях в ДРА в 1982-1983 годах (262 овэ, Баграм) и в 1986-1987 годах (205 овэ, Лашкаргах), а также в первой и второй чеченских кампаниях. За две афганские командировки дважды награждён орденом Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах» 3-й степени, грамотой Президиума Верховного Совета СССР.

Выполнил 920 боевых вылетов с налётом 750 часов. Общий налёт на всех типах вертолётов – 3400 часов. За период лётной деятельности в рядах военной авиации освоил вертолёты Ми-24 всех модификаций и вертолёты Ми-8МТ и Ми-8Т. Военный лётчик 1-го класса. Службу закончил в СКВО на должности начальника лётной службы высокогорного полигона «Нальчик» в 1999 году.

В настоящее время работает главным специалистом в Национальном центре вертолётостроения имени М. Л. Миля и Н. И. Камова.